ШОК: 23-летняя девушка беременна пятью детьми без ЭКО

История одного материнства. Минчанка 5 раз сделала ЭКО, стала мамой, а потом забеременела сама

ШОК: 23-летняя девушка беременна пятью детьми без ЭКО

Путь к материнскому счастью у Ольги был длинным. За годы лечения ее интерес к детям превратился в манию, когда в моменты отчаяния даже возникали мысли покончить с собой.

Сейчас все осталось позади: рядом суетится с игрушками розовощекая 4-летняя дочь Алиса, а в кроватке сопит 3-месячный Влад.

В День матери Ольга согласилась поделиться своей непростой, но воодушевляющей историей.

Когда желание иметь ребенка превращается в идею-фикс

Дмитрий и Ольга по праву гордятся своей многолетней борьбой за возможность стать родителями. Доказательства с ними всегда рядом: долгожданная старшая дочка, которая с удовольствием позирует фотографу с игрушками, и совсем еще маленький сын — о его рождении пара даже мечтать не могла. Все получилось само собой.

Планировать первого ребенка супруги начали в 2003 году, спустя полгода после свадьбы. Сначала к роли будущей матери Ольга относилась спокойно, рассуждая, что «уже пора».

Но с каждым неудачным месяцем желание иметь ребенка усиливалось по нарастающей. Впоследствии это стало больше похоже на навязчивую идею, комплекс неполноценности, признается она. «Наступает какой-то психологический блок. Я зациклилась.

Может быть, в том числе поэтому так долго и не получалось».

Первый год молодая пара пробовала зачать ребенка самостоятельно. Потом супруги вдвоем стали ходить по врачам и проходить всевозможные обследования. Никто из медиков не видел объективных причин, почему беременность не наступает.

Предлагали лечить сопутствующие проблемы, делали снимки проходимости маточных труб, исследовали спермограмму. Спустя 3 года пару направили в специализированный центр «Мать и дитя», но и там медики разводили руками.

Критические дни приходили в срок, не замечая отчаянных попыток Ольги стать матерью.

Каждый месяц надежды сменялись отчаянием

Несмотря на поддержку мужа и родственников, рассказывает собеседница, она впала в глубокую депрессию.

— На меня никто не давил, не мучил, в основном я пожирала себя изнутри сама. Представьте, все подруги-ровесницы рано или поздно выходили замуж, беременели, а я оставалась без детей.

Я помню те слова, которыми они мне сообщали, что беременны — они до сих пор отпечатаны у меня в памяти. Для меня это каждый раз было как удар, словно упрек мне: они могут, а я нет, я неполноценный человек.

Беременных на улице видеть было больно, как и мамочек с колясками.

Если не получается забеременеть, объясняет молодая мама, жизнь превращается в сплошное ожидание. В середине цикла она каждый раз начинала искать в себе признаки того, что беременность наступила.

— Там кольнуло — может, это имплантация (прикрепление эмбриона к стенке матки. — TUT.

BY)? А тут, кажется, подташнивает — а вдруг получилось? Если наступает задержка (а больше 2−3 дней у меня ее никогда не бывало), сразу такое обнадеживающее чувство появляется. А потом начинаются месячные, и всему конец.

В очередной раз закрывается внутри все, в очередной раз хочется плакать, чуть ли не биться головой о стену. Доходило даже до того, что хотелось наглотаться таблеток, возникали мысли: а стоит ли вообще жить?

За годы лечения было пролито много слез. Оглядываясь назад, Ольга понимает, что эти страдания были лишними. Тогда она не догадалась обратиться за поддержкой к психологу, но советует сделать это женщинам, которые сейчас находятся в похожем положении.

Как проходит процедура ЭКО?

Спустя 4 года мучений супруги решились на ЭКО. Было осознание того, что это долго, мучительно, дорого, но молодая пара предпочла действовать. Дмитрий всячески поддерживал жену в идее родить ребенка с помощью новых технологий и даже в моменты отчаяния «гнал на попытки». Он признается: психологическое состояние Ольги его очень сильно беспокоило. Был настрой идти до победного конца.

Около года пара копила на первую попытку — тогда процедура им обошлась в 2 тысячи долларов. Кроме того, будущие родители прошли очередное тщательное обследование, которое тоже стоило денег.

Сама процедура, по описанию Ольги, требует свободного времени и моральных сил. В течение месяца идет гормональная стимуляция — каждый день пациентки ездят на уколы в клинику. Потом делается забор яйцеклеток под общим наркозом, супруг сдает сперму.

В условиях лаборатории яйцеклетки оплодотворяют и получившиеся эмбрионы подращивают в течение нескольких суток. Затем 2−3 эмбриона (больше нельзя по закону) пересаживают женщине в полость матки. Чтобы эмбрион прикрепился, нужно обеспечить максимальный покой.

Пациенткам советуют вообще не вставать с постели в течение нескольких дней. Неудача после такой непростой процедуры ощущается еще тяжелее.

— Ты понимаешь, что месяц к этому шел, терпел эти уколы, постоянный контроль, деньги ушли… и в итоге без результатов. Но я горевала, плакала, а на завтра просыпалась и снова начинала планировать, что буду делать дальше, какие обследования пройду, как будем деньги собирать. Эти мысли мне помогали отвлечься.

Супруги были почти готовы к усыновлению

При нормальном самочувствии и наличии денег попытки ЭКО можно повторять почти каждый месяц. Если после оплодотворения яйцеклеток получается больше эмбрионов, чем нужно для одной попытки, их предлагают заморозить. А это значит, что в следующий раз, если при разморозке эмбрионы оказываются жизнеспособными, стимуляцию гормонами делать не нужно.

У Ольги с замороженными эмбрионами ничего не получалось — каждый раз приходилось начинать процедуру заново. Вторую попытку супруги сделали через 2 месяца, потом съездили отдохнуть, подкопили денег и снова пошли в бой.

На 5 попыток в общей сложности ушло около трех лет. Однажды беременность наступила, но оборвалась спустя две недели — это была настоящая трагедия для Ольги.

Каждый раз появлялось все больше сомнений: а нужна ли следующая попытка?

Интересно, что к пятому подходу замороженный эмбрион впервые оказался жизнеспособным — из него впоследствии и выросла Алиса. Кроме нормальной беременности, тогда же диагностировали внематочную. Некоторое время врачи не могли понять, в чем причина кровотечений, подозревали выкидыш.

— И уже тогда я была готова к тому, что это очередной пролет. Залезла на сайт Национального центра усыновления, стала выяснять, какие документы нужны для этого. Потихоньку мы с мужем начали обсуждать этот вариант, сможем ли на него пойти. Может, еще одна попытка, и уже решились бы на усыновление.

«Обыкновенная мама и обыкновенный ребенок»

С внематочной беременностью врачам удалось разобраться, не затронув нормальную. При этом Ольге удалили одну маточную трубу, еще больше сократив шансы на естественное зачатие.

— Во время беременности я, конечно, на крыльях летала. Первое время еще сидела на специальных форумах по ЭКО, поддерживала других женщин, а потом уже, когда Алиске был годик, стала отходить от всего этого.

Было ли разочарование от материнства? Конечно, нет! Да, когда рождается ребенок, появляются обычные проблемы новорожденных, бессонные ночи, болячки.

Но все равно к этому относишься с удовольствием, потому что уже нет глубокой психологической проблемы, есть обыкновенная мама и обыкновенный ребенок.

О втором ребенке супруги начали задумываться, когда дочка стала подрастать. Постепенно Ольга пришла к мысли, что хочется семью побольше.

— Алиса нам столько счастья принесла, что нам хотелось испытывать его еще и еще. Нам нравится жить для детей, открывать им что-то новое, показывать им то, что сам уже уяснил, увидел, а для ребенка это впервые.

Вот мы поехали с Алиской на море в прошлом году, конечно, это приятно, но мы уже отдыхали не раз, знали, бывали.

А когда привезли туда ребенка… это такой восторг, это что-то невероятное! И вот от этого просто тройное удовольствие получаешь.

— Когда я в первый раз была на море, когда меня волной накрыло, мама меня держала, потом я опять упала! — вмешивается в разговор Алиса. Она очень общительная девочка, совсем не стесняется взрослых. — Настоящий живчик, прошла огонь и воду, — шутят родители.

Нежданный, но желанный ребенок после 10 лет бесплодия

В год перед рождением Владислава супруги всерьез задумывались об усыновлении. На естественную беременность надежд не осталось, а на ЭКО идти уже не хотелось: не было ни сил, ни денег.

— К тому времени у меня исчезла эта навязчивая идея, как раньше. Я просто ходила, посматривала на малышей и думала: какие они классные! Не так, как раньше, терзала себя: почему у меня не получается, за что это мне, почему именно я? Я просто думала о том, как было бы здорово иметь еще одного ребенка, ведь малыши такие классные…

Вернувшись с юга, Ольга насчитала недельную задержку. Сразу же засобиралась к врачу, чтобы узнать, с чем связан гормональный сбой. Для отчетности сделала тест на беременность, потому что врач все равно бы о нем спросил. Какое же было удивление, когда тест оказался положительным.

— Я чуть не упала. Шок. Муж перед телевизором дремал, я подхожу к нему и говорю: спишь? Сейчас проснешься! Врачи и на УЗИ, и в роддоме тоже удивлялись, спрашивали. Я не знаю, что повлияло, может, зацикленность прошла. Говорят, что после ЭКО такое иногда бывает, беременность меняет организм.

Супруги не считали, сколько потратили денег за эти годы — они не жалеют ни об одной копейке и ни одной минуте, ушедшей на лечение. Если можно было повернуть время вспять, рассказывают уже дважды родители, они все сделали бы точно так же. Ольга убеждена, что нет ничего стыдного в стремлении родить именно своего ребенка, а не усыновить чужого, потому что это родительский инстинкт.

«Хотя усыновление, конечно, это очень достойная идея», — говорит собеседница.

В будущем, если у семьи возникнет желание воспитать еще одного малыша, этот вариант молодая мама не исключает.

Источник: https://news.tut.by/society/468431.html

Лина Медина, 5-летняя мама (Перу, 1939г.)

ШОК: 23-летняя девушка беременна пятью детьми без ЭКО

Лина Медина (Lina Marcela Medina de Jurado), родилась 23 сентября 1933 года – перуанка, которая стала самой молодой документально подтвержденной матерью. Лина родила в возрасте пяти лет, семи месяцев и 21 день. На сегодняшний день живет в Лиме, столице Перу.

Лина Медина родилась в селении Антаканча, в 450 км к востоку от Лимы (провинция Кастровиррейна). В какой-то момент ее отец Тибурсио Медина (Tiburcio Medina) заметил, что у ребенка (одного из девяти детей в семье) увеличился живот.

Суеверные односельчане во главе с шаманами решили, что у девочки внутри завелась змея – дело рук злого духа Апу, духа Анд.

Однако, несмотря на бесчисленные обряды инков, которым подвергалась Лина, «змея» не исчезала, поэтому отец, отчаявшись, решил съездить с дочкой на два дня в Писко, ближайший крупный город, для встречи с «настоящим» врачом.

Там они встретились с гинекологом Херардо Лозадой, который первоначально решил, что опухоль была следствием фибромы. Но сюрприз был настолько невероятен, что доктор неоднократно повторял анализы: это была не опухоль, а плод на сроке семь с половиной месяцев.

Лина Медина на сроке 7,5 месяца. Апрель 1939 года.

Узнав о беременности девочки, доктор вызвал полицию. Сначала под стражу был взят отец, но его отпустили через несколько дней из-за отсутствия доказательств. Затем арестовали одного из братьев Лины, страдавших психическими расстройствами, но также не смогли доказать его вину. Необходимо уточнить, что до 1944 года наука не знала, что наследственность можно определить по ДНК.

Доктор Херардо Лозада отвез Медину в Лиму, чтобы другие специалисты подтвердили, что она беременна. Как можно увидеть по газетным публикациям того времени, факт беременности 5-летней девочки вызвал оживленную реакцию на континенте и в мире.

Газета San Antonio Light сообщила в своем выпуске от 16 июля 1939 года об ожидаемом визите девочки в научные университеты США, но национальная перуанская акушерская ассоциация требовала, чтобы девушку отвезли в национальный родильный дом.

В статье, опубликованной 18 апреля в перуанской газете La Crónica, говорится о том, что американская продюсерская компания отправила в Перу представителя “с полномочиями предложить сумму в 5000 долларов в обмен на права съемок”.

Но перуанское правительство постановило, что Лина и ее сын находятся в “моральной опасности” и решило создать специальную комиссию для ее защиты. Через несколько месяцев они прекратили дело, и Лина не получала ни копейки от этого предложения.

В той же статье, переизданной Чикагским изданием, отмечается, что доктор Лозада сделал снимки Медины для научного доклада и обнародовал их приблизительно 21 апреля, во время выступления перед представителями Национальной медицинской академии Перу.

К сожалению, после очередного визита в отдаленное селение Антаканча, родной город Лины, часть багажа, в котором находились снимки, упала в реку во время перехода через «очень примитивный мост… но хватило и одного снимка, чтобы заинтриговать ученых».

Другие публикации в СМИ

В докладе United Press, опубликованном в Los Angeles Times 16 мая 1939 года, отмечается:

Д-р Ипполит Ларрабур (Hipolito Larrabure), директор родильного дома, который ассистировал доктору ​​Лозаде во время операции кесарева, сказал, что Лина отлично справилась с этой операцией.

Медицинские круги США были поражены рождением, которое они считали беспрецедентным.

Д-р Ларрабур сказал, что факт был «действительно поразительным», и добавил, что он надеется, что «некоторые научные центры Соединенных Штатов отправят представителей в Лиму, чтобы наблюдать за этим делом и указать наилучший способ заботы о матери и ребенке».

Los Angeles Times также сообщила о своем собственном подтверждении истории в тот же день:

Возможность того, чтобы девочка стала матерью в возрасте 5 лет была поддержана д-ром Джозефом Б. Де Ли, авторитетным акушером в Чикагской больнице. Де Ли привел случай с русской девушкой, которая стала матерью в возрасте 6 лет. По словам Де Ли, который сообщил об этом случае в немецком медицинском журнале, у матери (Лины Медины) было физическое развитие как у девочки 10 или 12 лет.

Публикация в New York Times

Шесть месяцев спустя, New York Times сообщила, что американский чиновник общественного здравоохранения также подтвердил замечательную историю Лины:

Помощник генерального хирурга Службы общественного здравоохранения США исследовал Лину Медину, чей ребенок родился в мае прошлого года, когда матери было около 5 лет. Он сказал, что, хотя была некоторая путаница в отношении того, было ли матери 5 или 6 лет, не было никаких сомнений в подлинности факта, который он назвал самым удивительным в своей врачебной карьере.

В 1941 году, спустя два года после рождения Лины, New York Times опубликовала отчет об американском психологе, который осмотрел Лину во время посещения Южной Америки:

Обследование проводила миссис Пол Косак, специалист по обучению детей в колледже Колумбийского университета. Г-жа Косак – единственный детский психолог, которому разрешено проводить исследования Лины Медины, перуанской девочки, которая два года назад родила ребенка в возрасте 5 лет.

Косак сказал, что она провела серию тестов интеллекта ребенка, и на основании этого исследования она не сомневается, что возраст ребенка был идентифицирован правильно: «Лина выше нормы в интеллекте, а ее ребенок, мальчик, совершенно нормален и физически лучше развит, чем среднестатистический ребенок перуанец».

Роды и обследования

Через полтора месяца после первоначального диагноза Медина родила мальчика. В этот момент ей было 5 лет, 7 месяцев и 21 день, и она стала самой молодой известной мамой в истории. Небольшие размеры таза делали невозможным естественные роды, поэтому было решено делать кесарево сечение.

Операцию проводил Херардо Лозада, ему ассистировали д-р Буссалле (хирург) и доктор Колретта (анестезиолог). Родившийся мальчик был назван Херардо в честь доктора Лозада. Херардо родился здоровым и сильным ребенком – 48 сантиметров и 2,7 кг.

И хотя он и его мать были здоровы, они пробыли в больнице 11 месяцев.

Лина Медина, доктор Херардо Лосада и 11-месячный Херардо-сын

Когда врачи выполняли кесарево сечение, они обнаружили, что у Лины на тот момент были полностью зрелые половые органы – следствие преждевременного полового созревания.

Врачи уточнили, что ее менархе (первые месячные) произошли в возрасте восьми месяцев, в отличие от предыдущего доклада, в котором говорилось, что она имела регулярные месячные с трехлетнего возраста. Для сравнения – средний возраст первой менструации в развитых странах составляет 12 с половиной лет.

В докладе также уточняется, что у Лины в четыре года уже была хорошо развита грудь. К пяти годам ее фигура демонстрировала увеличение таза и улучшенное созревание костей.

Статья Эдмундо Эскомела в La Presse Medicale

Невероятная история Лины была задокументирована Эдмундо Эскомелом, ведущим перуанским исследователем в медицинской сфере.

31 мая 1939 года он опубликовал статью в La Presse Medicale вместе с фотографией беременной Линой Мединой на сроке 7 месяцев с половиной (статью можно увидеть здесь). Его последняя работа по этому вопросу датирована 19 декабря 1939 года (можно увидеть здесь).

Он прокомментировал биопсию одного из яичников Лины, проведенного на образце, изъятом во время кесарева сечения, и предоставил микрофотографии участков окрашенных тканей. В конце концов, патологи пришли к единому мнению, что у Лины были яичники как у полностью зрелой женщины.

Однако Эскомел полагал, что причина преждевременного развития Медины не может заключаться только в самих яичниках, а должна была возникнуть из-за экстраординарного гормонального расстройства гипофиза.

Статья, посвященная исследованию яичников Лины Медины, автор доктор Эдмундо Эскомел

Дальнейшая жизнь

Сын Медины Херардо воспитывался как ее брат, о настоящем положении вещей он узнал лишь в 10 лет. Он умер в возрасте 40 лет из-за редкой болезни костного мозга. Вследствие того, что обстоятельства его зачатия остаются нераскрытыми, еще сегодня в селении Антаканча верят, что Херардо был сыном бога Солнца.

Есть только две достоверные фотографии, документирующие беременность Лины. Первая была сделана в начале апреля 1939 года, когда Медина была беременна на сроке семь с половиной месяцев.

Это единственная опубликованная фотография Лины во время ее беременности. Другая фотография была сделана через год в Лиме, ​​когда Херардо было одиннадцать месяцев.

Другие фотографии нельзя считать подлинными.

По состоянию на 1955 год врачи не могли дать объяснений факту беременности пятилетней девочки, кроме последствий раннего полового созревания. Экстремальная преждевременная беременность у детей в возрасте пяти лет или ниже была зарегистрирована только с Мединой.

Лина никогда не раскрывала имя отца ребенка и обстоятельства ее беременности. Исследователь Эдмундо Эскомел предположил, что она, возможно, и не знает этих фактов, написав, что Медина «не может дать точных ответов на вопросы».

В зрелом возрасте Медина работала секретарем в клинике Лимы в Лозаде, которая дала ей образование и помогла отправить сына в среднюю школу.

В возрасте 33 лет Лина Медина вышла замуж за Рикардо Джурадо, от которого в возрасте 38 лет (в 1972 году) родила еще одного сына, эмигрировавшего впоследствии в Мексику и поселившегося в Тихуане.

С Рикардо Лина построила дом, который пошел под снос в восьмидесятых во время строительства шоссе. С 2002 года живет в бедном районе Лимы, который называют “Маленький Чикаго”.

Все попытки взять интервью у Лины Медины заканчиваются провалом.

Источник: https://terra-z.com/archives/864

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.